17
Вс, дек

Секреты гомеопатии. Лекция о гомеопатии для врачей. И не только.

Здоровье

 Эту статью я решила написать после общения с моими однокурсниками на встрече по поводу тридцатилетия со дня окончания альма матер. Меня поразило то, что умные люди с учёными степенями судят о гомеопатии, практически не зная её методики, основываясь на недостоверной информации и бытующих мифах. Гомеопатия отнесена ими в разряд «бездоказательной медицины», будто более чем 200-летняя практика не может быть доказательством её эффективности.

В своё время и генетика была признана лженаукой. Пока не пришёл её час и учёные нашли носитель наследственной информации – ген. Так и с гомеопатией. Она есть, существует, и то, что не смогли пока увидеть действующее вещество, вовсе не умаляет её значение. Ни один шарлатанский метод не продержится длительное время. А уж 200 лет и подавно…
Итак, знакомьтесь: Её Величество – ГОМЕОПАТИЯ!

Давным-давно, больше 200 лет назад, жил-был в Германии врач, профессор Лейпцигского университета Фридрих Самуэль Ганеман (годы жизни: 1775-1843). Это был очень одарённый, неординарный,  высокообразованный человек, знавший несколько языков.

Медицина в то время была малонаучная, применялись нарывные пластыри, кровопускания, пиявки и т.п. средства, а также ядовитые вещества вроде ртути, без достаточного научного обоснования, и больные выживали, скорее, не благодаря лечению, а вопреки ему.

Фридрих Ганеман был врачом очень добросовестным, из тех, для кого важен результат, а не слава и гонорары, и тогдашняя медицина ему до смерти надоела. Он решил зарабатывать деньги переводами научных медицинских статей.  

Однажды, переводя «Лекарствоведение» эдинбугского профессора Куллена  о действии хинной коры, он обратил внимание на то, что симптомы от воздействия хины очень похожи на симптомы малярии. Но хинная кора применялась именно для лечения малярии. Пытливый ум Ганемана сразу сопоставил эти два момента, и у него родилась мысль: а не потому ли хинная кора лечит малярию, что симптомы отравления ею похожи на симптомы этого заболевания? Приняв порошок хины, Ганеман получил лихорадку, точь-в-точь повторяющую малярийную, хотя сам был совершенно здоров. Так родилась гипотеза подобия: подобное лечится подобным (similia similibus curantur).

Как добросовестный учёный, Ганеман поднял литературу от своего времени до Гиппократа, 6 лет изучал эту тему, испытывал действие принципа подобия на близких (благо семья у него была большая – детей только 5 душ плюс преданная жена, да ещё ученики и помощники-единомышленники) и убедился в правоте своей гипотезы. В литературе он нашёл массу примеров, когда излечение наступало тогда, когда лечение проводилось по принципу подобия. Все искусные врачи достигали искусства в лечении, неосознанно применяя принцип подобия. Среди них и Бартолин, и Фаллопиус и др. У самого Гиппократа Ганеман нашёл такое изречение: «Подобное лечите подобным, противоположное противоположным». Почему-то исторически сложилось так, что первый принцип (подобия) был благополучно забыт, и европейская медицина пошла по второму пути – противоположности. И никто не замечал, что случаи счастливого излечения наступали именно тогда, когда врач нечаянно находил подобное случаю лекарство.

Лечение по принципу подобия предполагает подбор такого средства, которое в материальных дозах вызывает симптомы, схожие с симптомами заболевания. Например, при передозировке пищевой соли (хлористый натрий) возникает неутолимая жажда, затем отёки, от соли повышается артериальное давление. В гомеопатических же дозах многие заболевания, имеющие эти симптомы (сахарный диабет, гипертоническая болезнь и др.) препаратом соли излечиваются. Ужаление пчелой приводит к отёку, сопровождающемуся жгучей болью. Гомеопатические дозы препарата из пчелы снимают отёки, схожие с отёками от пчелиного яда и лечат заболевания, проявляющиеся подобными симптомами. Картина отравления цикутой, которые перед смертью мужественно описал Сократ, отравленный ею по приговору суда, показывает, в каких случаях может быть полезен болиголов (по картине отравления установили, что это был болиголов). И гомеопаты используют болиголов, в частности, при заболеваниях, начинающихся с паралича ног.

Из моих собственных воспоминаний об успешном применении принципа подобия. В студенческие годы на кафедре гинекологии преподаватель (не помню уже его имя), сказал, что маточное кровотечение, с которым не удаётся справиться, можно остановить введением гепарина, снижающего свёртываемость крови. Как-то он убедительно сумел обосновать этот феномен. Один мой коллега, будучи студентом ещё 4-го курса, во время прохождения врачебной практики, поделился со мной опытом своих старших коллег, что гипертонический криз, который не удаётся купировать гипотензивными средствами, можно снять инъекцией кофеина, повышающего артериальное давление. Этому его научил знакомый врач скорой помощи. И уже из собственной практики. На курсе пропедевтики нас учили, что отёк лёгкого снимается инъекцией морфия внутривенно. Это никак не было «научно» обосновано, но практика доказывала эффективность такого метода. На старших курсах, на лекции по госпитальной терапии, завкафедрой Галина Ивановна Суханова сказала, что применение наркотиков при этой патологии, с точки зрения науки, неграмотно. А грамотно – это применение ганглиоблокаторов пентамина и бензогексония, вызывающих перераспределение крови из малого круга кровообращения в большой. Но когда я, в роли молодого врача Тернейской больницы, в первый же день своей самостоятельной работы столкнулась со случаем отёка лёгкого, то ни о каком пентамине с бензогексонием в этой районной больничке не слышали, и его, естественно, там не оказалось. Я была в полной растерянности, так как не могла «грамотно» оказать помощь. И тут на помощь пришёл старший коллега-терапевт. «Да вколи ты ей кубик морфия!», - порекомендовал он. Выхода не было, и пришлось применить «неграмотный» метод – наркотик внутривенно. Но больная была спасена! И только изучив принцип подобия, я поняла грамотность назначений в выше перечисленных случаях. Мой коллега-однокурсник и одногруппник Волошкевич Олег, испытав на себе действие принципа подобия, стал последователем гомеопатического метода, в чём впоследствии не раз выражал мне сердечную благодарность и признательность.

Этот метод лечения Ганеман назвал гомеопатией – подобный болезни (гомео – подобный, патия – болезнь) в противоположность аллопатии – противоположный болезни. Казалось бы, вполне логично применять при кровотечении кровоостанавливающее, при боли – обезболивающее, воспалении – противовоспалительное средство. На практике же это приводит к дальнейшему прогрессированию заболевания, к переходу его в хроническое, с ухудшением общего состояния здоровья, с чем и столкнулась современная официальная медицина. Ведь то же кровотечение не возникло само по себе, ему была предшествующая причина. Например, геморрою предшествовал застой в нижней полой вене, воспалению переохлаждение или что-то ещё, боли – травма и т.д.  Лечение же по принципу противоположности приводит к подавлению симптомов.

Но вернёмся к основоположнику гомеопатии. Итак, господин Ганеман, убедившись в действенности принципа подобия, стал применять его на практике и получать чудесные результаты излечения, что весьма раздражало его коллег-аллопатов. Одно огорчало мэтра, что происходило это достаточно болезненно – порой через сильное обострение, что тяжело переносилось больными. Тогда Ганеман начал снижать дозировки. И, о чудо, чем больше он уменьшал дозу, тем более быстрым, мягким и глубоким было излечение. «Лечение должно быть лёгким, быстрым, верным и безопасным», – сделал он вывод.

В 1796 году в свет появилась статья «Опыт нового принципа нахождения целительных свойств лекарственных веществ» в медицинском «Журнале Гуфеланда».  Так родилась гомеопатия.

Главный  труд Ганемана «Органон» лёг в основу нового направления в медицине  и с него начинают изучение гомеопатии все врачи мира.

ГОМЕОПАТИЧЕСКИЕ ПРЕПАРАТЫ. КАК ОНИ ГОТОВЯТСЯ.

Камнем преткновения в понимании гомеопатии и, как следствие, неприятии её как медицинской науки, являются гомеопатические лекарственные средства. Всё дело в дозах. В самом деле, как с позиции материализма можно объяснить действие «пустого» вещества: воды или гранул молочного сахара? Ведь именно такое заключение даёт химическая лаборатория при исследовании.

Для начала давайте-ка разберёмся, как готовится гомеопатический препарат. Метод Ганеман перенял у алхимиков.

Всё начинается с исходного вещества. Это может быть вещество живого и неживого происхождения: растения и продукты животного мира, а также минералы и металлы.

Итак, берётся это самое исходное вещество, действие которого известно, в виде раствора 1:1 (или смеси с молочным сахаром, если не растворяется) – это матрица – и начинает разводиться. 1-е разведение готовится так: к 1 части матричного раствора добавляется 9 или 99 частей растворителя – спирта (молочного сахара для сухих нерастворимых веществ) и многократно взбалтывается (растирается). Нерастворимые вещества растираются с молочным сахаром до тех пор, пока не становятся растворимыми. От количества растворителя зависит название разведения: десятичное или сотенное.

Далее, 1 часть этого 1-го разведения разводится ещё 9 или 99 частями растворителя, и это второе десятичное или сотенное разведение. Аналогичная процедура может повторяться столько раз, какое разведение желает получить изготовитель. Это может быть и десятки, и сотни, и тысячи раз. Соответственно будут называться и разведения: десятичное или сотенное. Обозначается это так: название препарата и цифры разведения. Например,  3Х – 3-е десятичное разведение, 6 (или 6С, или 6 СН) – 6-е сотенное разведение. СН – сотенное Ганемановское (C - стенное, Н - Наneman) разведение.

На количество разведений указывает цифра, стоящая за названием гомеопатического препарата. Например, вератрум 3Х – значит, матричный раствор чемерицы разводили в соотношении 1 к 9 три раза, хамомилля 6 – матричный раствор ромашки разводили шесть раз в соотношении 1 к 99, или аурум 1000 - золото сначала растирали, а затем разводили 1000 раз.

Второй важный момент в приготовлении гомеопатических препаратов -  взбалтывание, или динамизация. Это открытие Ганемана, что простое взбалтывание приводит к усилению действия вещества, делая его лекарственным. Поэтому мэтр и назвал его динамизацией. Для получения эффекта от динамизации важно именно последовательное разведение. Если попытаться сразу, чтобы получить тысячное разведение, растворить 1 часть вещества в 100 000 мл (100 л) растворителя, то никакого лечебного эффекта не получится.

Действительно, слово «динамизация» всё объясняет. Динамизация – усиление. Процедура растирания и взбалтывания приводит к высвобождению потенциальной энергии, поэтому другое название - потенцирование. Это, видимо, происходит за счёт разрушения молекулярных связей с выделением энергии. И именно это делает прежде, порой, инертное вещество мощным лекарственным средством. Попробуйте лечиться золотом или песком в натуральном виде – ничего не получится. А после такого механического воздействия те же самые вещества превращаются в активные лекарства, способные избавить от тяжёлого, порой «неизлечимого» с точки зрения официальной медицины, заболевания.

Трудно поверить, что вещества в таких «несерьёзных» дозах могут оказывать серьёзное воздействие на живой организм. Но дело не в материи. Действует информация. «Вначале было слово…».

А для того, чтобы эти нематериальные лекарства материализовать, раствор с информацией о нём наносится на традиционную для гомеопатов сахарную крупку. Гомеопатическое лекарство готово.

В принципе, не важно, в каком виде препарат предстанет. Он может оставаться раствором или порошком. Можно нанести и на таблетки из инертного вещества (massa pilularum). Просто Ганеман делал их в виде сахарных гранул. И так по традиции и повелось – от первоисточника. Хотя, именно гранулы наиболее экономичны и удобны для хранения и приёма (рассасывания).

Названия же препаратов – латинские их названия: ромашка – хамомилля, пчела – апис, золото – аурум, нитрат серебра – аргентум нитрикум и т.п. Так что  здесь изобретать ничего не приходится.

МЕТОДИКА ГОМЕОПАТИИ ИЛИ КАК ДЕЛАЮТСЯ НАЗНАЧЕНИЯ ГОМЕОПАТИЧЕСКИХ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ.
 
Главное и основное в методике гомеопатии – применение принципа подобия. Без этого не будет никакого лечения. Это главная проблема в искусстве гомеопатического назначения – определение  этого самого подобия, камень преткновения метода. Тут и требуется искусство врача (et lege artis– на грани искусства – это  о гомеопатии).

Но попробуйте найти это самое подобие. Методике поиска его посвящено всё дальнейшее последипломное обучение гомеопатов, литература, семинары и конференции.

Как же найти подобие? По симптомам. Симптомы гомеопаты делят на общие и частные. Предпочтение отдаётся общим, потому что общее важнее частного – известная истина. «Из-за деревьев леса не видно» – это об общем и частном. Но главное, они должны быть индивидуальными. То есть, характерными для данного больного. Вот здесь и появляются сложности. В этом второй камень преткновения гомеопатии – найти особенности каждого пациента.

Наиболее характерный общий индивидуальный симптом - психика. Что может быть индивидуальнее, чем психологическое состояние человека? Другая группа индивидуальных симптомов – особенные, необычные, странные. Их больные обычно умалчивают или стесняются рассказать, потому что врачей других специальностей они просто не интересуют.

Как же гомеопаты выходят на подобие? Как находят нужные симптомы? Да очень «просто»: расспрашивая больного и наблюдая за ним. «Просто» в кавычках, потому что расспросить так, чтобы получить необходимую информацию, это основная часть искусства гомеопата. Люди, не разбалованные врачами общей практики, не привыкли рассказывать о себе, о том, что они чувствуют. Зная на опыте, что докторов не интересуют их индивидуальные ощущения, они не приучены наблюдать за собой. Или же боятся рассказывать о странных, следовательно, индивидуальных, симптомах из опасения, что над ними посмеются или переведут в разряд пациентов психиатра. Для гомеопата же эти странные симптомы – просто находка. Ведь они индивидуализируют случай, следовательно, дают возможность выйти на подбор подобного лекарства. Например, ощущение «как гвоздь забили», «будто живое шевелится». Для гомеопата важно всё: и как больной реагирует на те или иные события, как и что ест, как спит, в каких условиях живёт, от чего ему лучше или хуже. Поэтому гомеопаты задают такие «странные» вопросы: чем любит заниматься, что любит есть, пить и даже нюхать пациент, как засыпает и просыпается, на каком боку ему удобнее спать и какие сны он видит, как общается и прочие непривычные для обычной врачебной практики вопросы. Всё для поиска индивидуальных симптомов, всё для нахождения подобия.

Что ещё предпринимает гомеопат, чтобы найти подобие? Наблюдает за пациентом. Как только тот входит в кабинет, врач сразу же смотрит на то, как он это делает. Вошёл робко, или уверенно, а, может, чуть ли не вышибает дверь? Как обошёлся с вещами, как сел на стул. Выражение лица, внешность, манера разговаривать, смотреть, двигаться – всё симптомы для гомеопата, всё возможность выйти на подобие. Ну, и обычный медицинский осмотр: состояние кожи, органов и систем, которые, кстати, значительно менее информативны, чем субъективные симптомы. И наименьшую ценность представляют результаты лабораторного и всевозможного аппаратного обследования. Разве что для контроля динамики процесса. Впрочем,  особенности ищутся везде.

Я работу гомеопата представляю как работу следователя, который собирает улики преступления. Тут и опрос самого потерпевшего и его окружения (гомеопаты, кстати, прибегают и к сбору информации от близких больного), и осмотр места происшествия – тела пациента, и лабораторные исследования, подобно криминалистической лаборатории. Только преступника никто не ищет. Задача другая – найти способ решения проблемы, ответить на вопрос «что делать», а не «кто виноват».

Считается, что лечить больного нельзя, пока не найдёшь причину. Это одно из основных заблуждений европейской медицины. Восточная медицина потому и эффективнее, что больше внимания уделяет организму человека, а не возбудителю, общему (состоянию организма), а не частному (возбудителю).

Самый быстрый и красивый метод выхода на подобие – по этиологии. Но и здесь у гомеопатов и аллопатов взгляд различный. Для аллопатов этиология – это возбудитель болезни. Они предполагают, что если не будет возбудителя, не будет и болезни. Теоретически это верно. Но на практике куда же от них деваться? В самом деле, эти самые живые существа, микробы, паразиты и вирусы, возбуждающие заболевание, есть вокруг нас постоянно и от них никуда не скрыться. Только уничтожишь один, как тут же появляются другие. Свято место пусто не бывает… Разве что надеть скафандры или противочумные костюмы и жить в них. Но это будет уже не жизнь.

Гомеопат же считает, что дело не в возбудителе, а в почве для него. Действительно, ведь даже чумой заболевали не все 100% людей, находившихся с больными в контакте. Не болели те, у кого не было почвы для чумной клебсиеллы. Так открытие холерного вибриона было отсрочено только потому, что оппонент учёного выпил содержимое пробирки с выделенной культурой холерной палочки и не заболел. Просто его «почва» оказалась непригодной для возбудителя холеры. Мать Тереза, работавшая в очагах инфекционных болезней, ни разу не заразилась ни одной из них. То есть, если в организме царит гармония, любые возбудители бессильны.

Что же влияет на почву? Что может изменить её так, что она становится благодатной для болезнетворных существ? Да травма, физическая либо психическая, острая или хроническая, контакт с вредными агрессивными веществами, способными повлиять на гомеостаз, голод, холод, промокание. Вот это и будет этиологическим фактором с точки зрения гомеопата, «корень зла». Вспомните, когда вы заболевали. Вряд ли это случалось, когда вы были довольны и счастливы. Накануне непременно происходило что-то негативное: ссора в семье, конфликт с начальством, проблемы с детьми, испуг и прочие стрессовые ситуации. Это может быть и переохлаждение, и травма, и некачественная пища. И на каждый случай у гомеопатов есть свои средства: при болезни от  горя – это одно, от несчастной любви – другое, от травмы третье, от переохлаждения четвёртое. И не важно, какой возбудитель вторгся в ваш организм, скорее всего, он там и жил, только жизненная сила, под названием иммунитет, не давала ему развернуть свою деятельность, пока вредоносный фактор не подорвал её.

«Бесконечно малые причины влекут за собой бесконечно великие последствия, и, таким образом, человеческий организм, да и всё живое в природе, есть не что иное, как гомеопатическая лаборатория», - говорил в своей лекции в 1887 г. доктор Бразоль, первый гомеопат в России.

Другой момент – врождённая почва, то есть, индивидуальный обмен веществ, дающий, либо не дающий почву для возбудителей болезни. То есть, конституция. От неё зависит адаптация и тип вашего реагирования.

И третье – нарушение почвы, возникшее в процессе жизнедеятельности – вредные привычки. Тут не только курение, алкоголь, наркотики, кофе, но и переедание, употребление мяса в неограниченном количестве, сладкого, солёного, рафинированных продуктов, искусственных пищевых добавок, а также переутомление, гиподинамия и т.д.

Любой из этих факторов может привести и приводит к разбалансировке обмена веществ – процесса протекания сложных биохимических реакций в организме.  И самый надёжный способ его восстановления – по принципу подобия. Другие методы тоже могут быть эффективны (одни лучше, другие хуже), но только принцип подобия даст стойкий результат.

Что же первично? Возбудитель или нарушение равновесия в организме? Совершенно очевидно, что сначала, под действием травмирующего фактора, нарушается гармония (гомеостаз), что и создаёт почву для  внедрения возбудителя. Следовательно, логичнее воздействовать не на следствие (возбудитель), а на причину (почву). Логично предположить, что если не убрать причину, то следствие будет возникать снова и снова, что мы и наблюдаем в жизни при хронических заболеваниях.

Следующий основополагающий момент – доза, которая должна быть минимальной как по количеству лекарственного вещества, так и по частоте приёма. Это может быть один раз в день, в неделю или в месяц, в год, а то и в несколько лет. В идеале, одно лекарственное средство, данное однократно, должно привести к излечению. Сделал назначение – и руки прочь от больного! Жди развития дальнейшего хода событий. Наблюдай.

Тут часто возникает искушение как у врача, так и у пациента принять ещё дозу или чего-нибудь «лечебного» (травки, например). Но здесь лучше всего воздержаться, набраться терпения и ждать. Ведь процесс уже запущен и идёт.

Как гомеопат контролирует ход лечения? По динамике симптомов болезни, которая должна идти по одному из сценариев. Сначала должны уйти симптомы наиболее ранние, возникшие последними. Или же они  должны уходить сверху вниз. Например, сначала головные боли, затем ниже – болезненные проявления в грудной, брюшной полости, затем в ногах. Или по третьему сценарию – изнутри наружу: должны усилиться наружные проявления заболевания (высыпания на кожу, слизистые, выделения из естественных и неестественных отверстий). Или сначала должны нормализоваться симптомы психические (улучшиться настроение), либо улучшиться общее самочувствие. В дальнейшем уйдут и симптомы физические.

Ещё желательно, чтобы процесс шёл через обострение, и оно не должно быть сильным. И только развитие хода событий по такому пути приведёт к стойкому результату. Любой другой путь – показатель подавления симптомов, что опасно и непредсказуемо в перспективе.

Гомеопату остаётся мужественно наблюдать и делать выводы, не впадая в панику. «Audе sapere!» – имей смелость быть мудрым – любимое изречение господина Ганемана.

Пример назначения по этиологии из истории гомеопатии (французский гомеопат Шаретт). Случай с женщиной, несколько лет страдавшей полным недержанием мочи после операции. Консультации всех светил медицины, применение всех возможных методов лечения не дали результата. Назначение же одного единственного гомеопатического средства по этиологии (травма) в течение трёх дней избавило больную от такой серьёзной проблемы.

Из истории современного французского гомеопата Гранжоржа. Случай с его дочерью, у которой развился отит после психической травмы – смерти любимой собаки. Один единственный гомеопатический препарат от последствия горя – и ребёнок здоров.

Из моей практики. Анурия у ребёнка полутора лет после вакцинации. Назначение средства, снимающего вредные последствия прививки, мгновенно восстановило мочеиспускание.

КАК ГОМЕОПАТЫ НАЗНАЧАЮТ ЛЕЧЕНИЕ
 Гомеопатов обычно по незнанию коллеги-аллопаты обвиняют в «лечении симптомов». Как же на самом деле всё обстоит?

Действительно, гомеопаты в своих назначениях опираются на симптомы. Но аллопаты делают то же самое. Вот только для гомеопата симптомом является всё. То есть, всё, что связано с пациентом – симптом. И его привычки, и проявления характера, и внешность, и все прочие особенности, характеризующие, скорее самого больного, чем болезнь. То есть, диагноз в принципе не важен. Он имеет значение для гомеопата как для врача, чтобы определиться с прогнозом и не допустить трагических последствий. И только. Но не для назначения лечения.

Болезнь – это частность. Общее же, как известно, важнее частного. Частное (проявление болезни) – всего лишь один из симптомов общего. Симптомы болезни имеют значение только особенные, необычные, присущие именно для этого больного, а, следовательно, индивидуальные.

Например, язвенная болезнь у человека деятельного, раздражительного, скорее даже задиристого, с лидерскими наклонностями. Он любит острую стимулирующую пищу, которая ему противопоказана и вызывает ухудшение, и не любит сквозняки. Или у человека мягкого, податливого, более ведомого, чем ведущего, чувствительного, могущего легко заплакать, стремящегося к свежему воздуху. Первому гомеопат назначит один препарат, а второму другой.

В чём причина высокой эффективности принципа подобия, в отличие от принципа противоположности? А в том, что это всемирный закон, как закон притяжения или смены времён года. Человек создан «по образу и подобию…». Принцип противоположности предполагает насилие. Принцип подобия – сотрудничество. Что результативнее: борьба или сотрудничество? Борьба – два вектора, направленные в разные стороны. Сотрудничество – два вектора в одном направлении, усиливающие друг друга. Дивергенция и конвергенция. Первая приводит к ослаблению, вторая к усилению.

Несомненно, что иногда необходимо и насилие. Но только как крайняя мера, как исключение, как временное воздействие во спасение. В медицине это скорая помощь. Сотрудничество же закономерно. Свои отношения друг с другом мы строим на принципе сотрудничества. К насилию прибегаем в крайнем случае – когда все методы сотрудничества исчерпаны или нет времени на переговоры.

Лечение по принципу подобия усиливает живой организм, по принципу противоположности – ослабляет. Причина всё та же: борьба требует значительных затрат сил (а всему есть предел), сотрудничество же увеличивает силы. Так энергия лекарства, подобранного по принципу подобия, накладывается на усилия организма к восстановлению нарушенного гомеостаза (равновесия) и наступает выздоровление.

В острых случаях это происходит быстро, в хронических медленнее. Всё зависит от состояния так называемой «жизненной силы» и глубины поражения. Например, при функциональных нарушениях восстановление может произойти практически мгновенно, но если атрофические процессы уже зашли далеко, образовались рубцы, то для восстановления необходимо значительное время. Всё зависит от состояния всё той же «жизненной силы». Поэтому и существует мнение, что гомеопатия лечит долго. Но, если учесть, что методом аллопатии хронические заболевания вообще не излечиваются, то миф о длительном лечении гомеопатией просто не имеет смысла.

Попытки разгромить гомеопатию в её истории часто приводили к её же признанию. Невозможно не признать науку, имеющую такую стройную, непоколебимую основу. И, что самое главное, эффективную. Так в гомеопатию пришёл г-н Геринг, ставший одним из авторитетов в ней. В своё время он получил задание изучить методы гомеопатии с целью дальнейшего её «научного» низвержения. Доктор Владимир Даль, известный как составитель первого толкового словаря русского языка и друг Александра Сергеевича Пушкина, тоже в своё время писал разгромные статьи о гомеопатии. До тех пор, пока не пришлось спасать собственного сына, заболевшего острым ларингитом (ложный круп). И только гомеопатия без хирургического вмешательства спасла жизнь ребёнка. После таких впечатляющих результатов не стать последователем метода было просто невозможно. Наталья Вавилова (дочь известного учёного-селекционера) стала гомеопатом после того, как её, погибающую от перитонита, спасли гомеопатические средства.

Действительно, врачи в гомеопатию приходят из аллопатии. Обратно – никогда. 

ДЕЙСТВИЕ ГОМЕОПАТИЧЕСКИХ ЛЕКАРСТВ

Эффект плацебо.

Один из мифов о гомеопатии, что это эффект плацебо – «пустышки», которая даёт результат только за счёт внушения. Больной верит, что поможет, вот оно и помогает.

Если предположить наличие такого эффекта, в чём, собственно и обвиняют гомеопатию по незнанию, то как объяснить, что при неправильном подборе средства никакого лечебного эффекта не получается? А воздействие на грудного ребёнка, который ещё не способен воспринимать речь и, следовательно, внушаться? Действие на животных? На человека, находящегося в бессознательном состоянии? А на мужчин, которые, как правило, не верят в гомеопатию, но, приняв гомеопатический препарат по необходимости или настоянию жён, получают эффект?

Иногда слышишь: «Мне гомеопатия не помогает!». Вывод этот делается на простом опыте: человек самостоятельно принял гомеопатический препарат, купленный в аптеке или рекомендованный знакомым, которому это средство помогло. Но где же подобие? Ведь если оно не был соблюдено, то никакого лечебного эффекта быть не может. То есть, в данном случае нет гомеопатии. Гомеопатия – это не гомеопатическое средство. Это ПРИНЦИП ПОДОБИЯ. Без него ждать чего-либо положительного бессмысленно.

Несколько случаев из практики.

Мой случай с мальчиком двух лет с диагнозом гломерулонефрит. Коллеги- аллопаты из Краевой больницы назначили ему кортикостероиды и налицо были явления синдрома Кушинга (толстое лицо, стрии на животе, рост волос на бороде и лобке). До обращения ко мне мать уже прекратила приём кортикостероидов, в анализах мочи белок, цилиндры. Два года я билась над этим трудным случаем, потому что мать была в панике и ничего не могла сообщить о своём ребёнке. «Ничего не надо, только сделайте так, чтобы не было белка в моче!», – твердила она. Так длилось до того времени, пока я не догадалась дать маме гомеопатический препарат, снимающий страх. Тогда она и рассказала об особенностях характера сына, по которым  я смогла подобрать подобное гомеопатическое средство. С тех пор прошло 15 лет, малыш теперь высокий юноша, на которого я смотрю снизу вверх, и здоровье его в порядке.

Сын моей подруги с полутора лет страдал бронхитом с астматическим компонентом. В течение нескольких месяцев я не могла подобрать ему подходящий препарат, пока однажды не заметила один интересный симптом: ребёнок плакал от жалости, когда смотрел мультфильм. Подобное средство было найдено, мальчику уже 16 лет и астматические приступы больше не повторялись.

Случай с девочкой 8 лет, страдавшей пиелонефритом. Применение всех возможных современных антибиотиков не давало никакого результата. Приём одного гомеопатического препарата, назначенного по принципу подобия, привёл к излечению в течение недели. Маленькая девочка превратилась в подростка и, насколько мне известно, до настоящего времени (а прошло уже около 6 лет) эта проблема больше не возникала.

Другой случай из моей практики излечения молодой женщины от гепатита В с переходом в цирроз печени. Коллеги предрекали ей конец жизни через полтора года. Приём гомеопатического средства по принципу подобия – и женщина живёт уже 9 лет, имеет цветущий вид, и никаких признаков цирроза и гепатита при обследовании не обнаруживается.

Из практики моего коллеги-гомеопата, избавившего женщину от бесплодия на фоне поликистоза яичников. Назначение одного единственного препарата по подобию – и родился здоровый замечательный ребёнок.

И таких случаев «чудесного» исцеления, можно приводить тысячи. Но чудес не бывает – есть та или иная степень знания. Тут и бронхиальная астма, и гломерулонефрит, пневмония, системная красная волчанка, эпилепсия и холера… Всё не перечислишь, да и смысла нет, ведь дело не в диагнозе. ПРИНЦИП ПОДОБИЯ решает. Не правда ли, хорошее «плацебо»?

 Как действуют гомеопатические лекарства, до сих пор внятно никто объяснить не может, хотя это не умаляет эффективности метода. Если мы чего-то не понимаем, это не значит, что от этого нужно отказаться. Никто не знает, что такое электричество, но никто не представляет себе жизни без него, потому что с его помощью можно приготовить ужин, осветить квартиру, двигать технику. Действительно, с позиции материализма понять это невозможно. Но отсутствие научного подтверждения не означает отсутствие пользы. Лучше всего и, скорее всего, верно, объясняет гомеопатию волновая теория.

С точки зрения физиологии, информация от нервных рецепторов, расположенных во рту, сразу направляется в центры регуляции в головном мозге. Поэтому, при рассасывании гранул длительность и постепенность воздействия обеспечена наилучшим образом. Известно из физиологии и биохимии, что нейромедиаторы действуют в количестве 10  в минус 10 степени моль/л, что соответствует пятому сотенному разведению Ганемана (5 СН), обеспечивая функционирование головного мозга.

И никого не удивляет, что информация перемещается в пространстве в виде невидимых и неощущаемых волн. Волновая теория же и объясняет действие гомеопатических нематериальных доз. Только тогда, когда частота волны лекарственного средства совпадает с частотой волны организма больного, происходит излечение.

Почему необходимо назначать лекарственное средство по общим симптомам? Потому что когда происходит нарушение в одном из органов, появляется диссонанс его с другими органами и системами, и получается сбой в общей системе организма. Воздействие же только на поражённый орган приводит в гармонию только его колебания, не соотнося их с колебаниями всего организма. Поэтому вскоре снова происходит сбой. И только при назначении средства, имеющего сходную с общей частотой колебаний организма, наступает гармонизация всех его органов и систем. «Ни один орган, ни одна ткань, ни одна молекула не функционирует независимо друг от друга, и жизнь частей превращается в жизнь целого», написал Ганеман в своём основном труде «Органон».

Гомеопатия пробуждает дремлющие силы организма, угнетённые болезнетворным фактором, реанимирует его способность к самовосстановлению, заложенную в нём от природы.

Живой организм «знает», как поступать при болезни, в нас встроена программа самоизлечения, нужна лишь подсказка, всё остальное он сделает сам. Гомеопатия и выступает в роли такой подсказки.

«Помните, больной должен вылечить себя сам. Никакое лекарство не может вылечить человека. Лекарство – лишь стимул, запускающий реакцию жизненной силы», – учил один из корифеев гомеопатии г-н Кент.

Таким образом, гомеопатия – информационная медицина. Нужная подсказка воспринимается, ненужная игнорируется, и это обеспечивает безопасность гомеопатического лечения. «Primum non nocere» (главное – не навреди) – соответствует  гомеопатическому методу.

Действие информации на организм можно сравнить с влиянием хорошего учителя на ученика, который подбирает к нему «ключик», то есть способ объяснить урок. Такой метод намного эффективнее, чем метод насилия, когда тему урока ученику «вдалбливают» под угрозой наказания. С хорошим учителем контакт может быть очень длительным. От плохого ученик постарается сбежать. То же происходит и с живым организмом: на мягкое воздействие он может реагировать бесконечно долго, от грубого же вскоре отключается.

 Так что всё объяснимо. И никакого плацебо. Надо только перейти на другой уровень мышления.

Действительно бывают, так называемые, «самопроизвольные» излечения. Но это исключение из правил, а оно не может быть массовым. В то время как лечение по принципу подобия даёт излечение как правило, а не как исключение. Даже если предположить эффект плацебо, то если гомеопаты так хорошо умеют его использовать, почему бы эту методику не распространить на всю медицину? Неужели необходимо осуществлять операционное вмешательство только потому, что оно «научно» и понятно? А применять чужеродные искусственные вещества в качестве лекарств, приводящие к дальнейшему разрушению организма (так называемые «побочные эффекты») по той же причине, что их воздействие уже изучено и, следовательно, «научно»?

Скорее, с точки зрения здравого мышления и логики, применять для лечения лучше то, что  безопасно и эффективно, чем то, что приводит к сомнительным результатам, поскольку может дать (и даёт) непредсказуемые последствия. Такие последствия обычно признают новым заболеванием, потому что не связывают его с проводимым ранее лечением. В то время как при правильном гомеопатическом лечении подобных последствий не наблюдается.

ПОЧЕМУ ГОМЕОПАТИЯ НЕ ПОЛУЧИЛА ТАКОГО ВСЕОБЩЕГО РАСПРОСТРАНЕНИЯ, КАК ОФИЦИАЛЬНАЯ МЕДИЦИНА.
Закономерно возникает вопрос: если гомеопатия так эффективна, то почему не стала главенствующим направлением в западной медицине?

Ответ прозаичен и прост. Потому что тогда вся современная индустрия медицины и фармации теряет смысл. В своё время сам Ганеман страдал от преследований представителей господствующего направления в медицине – аллопатов  и, особенно фармацевтов, потому что его методика перечёркивала их работу.

В самом деле, лекарством может быть всё: любая травка, песок, насекомое, привычная для всех соль… было бы исследовано его действие на живой организм.   Бог, создавая человека и прочую живность, позаботился о средствах для их лечения. И не его вина, что человечество в своей гордыне стало изобретать что-то своё, вместо изучения законов Мироздания. Тут бы остановиться и задуматься: то ли делаем? Так нет, ищем всё более «сильные» средства и методы, не озаботившись тем, чтобы взглянуть вокруг себя, изучить  и взять то, что лежит буквально «под ногами».

Производить же гомеопатические препараты может простая аптека с обученными добросовестными фармацевтами. Нет никакой необходимости строить огромное количество фармацевтических заводов, отравляющих экологию, содержать научно-исследовательские лаборатории, занимающиеся изучением лекарственных средств. На весь мир достаточно одного такого завода и одной лаборатории для создания средств скорой помощи. Мы же средства неотложки превратили в средства для решения повседневных проблем, стреляем из пушки по воробьям и удивляемся, что получается не то, что хотели. Почувствуйте разницу!

 Как видим, теория гомеопатии проста. Она сводится к нескольким теоретическим моментам. Первое – принцип подобия. Второе – малые дозы. Третье – динамизация при приготовлении лекарственных веществ. Четвёртое – индивидуальный подход. Пятое – лечение общего, а не частного. Шестое – излечение должно идти от более поздних симптомов к более ранним, сверху вниз и изнутри наружу. И это всё. Понять её может каждый, для этого не обязательно даже иметь высшее медицинское образование и быть семи пядей во лбу. А вот применение на практике – искусство. Вот тут уже надо и образование и семь пядей будут не лишними.

 Гомеопатия – целостная научная система. Характеристика любой системы – её устойчивость. На единичных случаях невозможно построить методику, выдержавшую испытание временем – более двух сотен лет. Теория гомеопатии не изменилась за период со дня её создания. Отшлифовываются только методики поиска подобия.

Методу гомеопатии дано следующее определение. 

 Гомеопатия – это регулирующая терапия, воздействующая на процессы саморегуляции организма при помощи подобранных исключительно индивидуально, лекарств. 
 
Современная медицина продвигается вперёд семимильными шагами. Создаются прекрасные, эффективные биологические препараты. Но они эффективны непродолжительное время. Всё по той же причине – воздействие на частное – возбудителя. Восстановление же общего приводит к общей гармонизации, следовательно, восстанавливается гармония и на частном уровне. Ведь общей гармонии  без гармонии в частном быть не может. Всё в природе стремится к гармонии, живой организм не исключение. Только состояние гармонии стабильно. Поскольку гомеопатия приводит организм в гармоничное состояние, то и эффект от неё стабильный. Однажды гармонизированный организм уже не просто будет вывести из равновесия. Во всяком случае, на прежний уровень он уже не возвращается.  

ИТОГИ.

 Итак, подведём итоги.

1.  Гомеопатия – направление в медицине, основанное на принципе подобия («подобное лечится подобным»).

2.  Лечение по принципу подобия активизирует жизненные силы организма, по принципу противоположности – ослабляет.

3.  Лекарственный препарат подбирается не по диагнозу, не по местным симптомам, а по индивидуальным общим симптомам. Только тогда можно ждать излечения.

4.  Гомеопатия предполагает целостный подход и связывается не с болезнью, а с индивидуальностью больного. Лечение по отдельным органам не приносит стойкого результата. Ухо или почки мы не носим в кармане – это часть нашего организма, связанная с другими его частями. Значит, и лечить надо весь организм, а не отдельные его органы. «Лечи больного, а не болезнь» - основное   правило гомеопатии.

5.  Гомеопатические препараты готовятся методом потенцирования.

6.  Другой принцип гомеопатии – малые дозы. Количество лекарственного вещества определяется не его материальным количеством, а информацией о нём. Количество приёмов также должно быть минимальным. Чем длительнее история болезни, тем реже должен быть приём лекарств.

7.  Правильное излечение должно идти по определённому сценарию: от более ранних симптомов к более поздним, изнутри наружу, сверху вниз, от психических и общих симптомов к физическим. Любой другой путь указывает на подавление симптомов, эффект будет непродолжительным, последствия непредсказуемыми.

Если кого-то из вас не убедила моя информация, вызвала протест, значит, выбивает «стабильное данное» из-под ног, то есть она не совпадает с вашими убеждениями. Это понятно – трудно расставаться с привычными взглядами. Но это знание, вполне возможно (и, скорее всего) вам пригодится. Незнание же может привести к трагедии. 

О гомеопатии можно спорить бесконечно. Пока не увидишь её действие. Как говорят на востоке: «Сколько ни говори халва-халва, во рту сладко не будет». Можно верить в неё или не верить. От этого ничего не изменится – она доказала свою состоятельность двухсотлетним стажем. 

 Я не рассчитываю, что после моей лекции вы станете гомеопатами, или хотя бы её приверженцами. Я надеюсь, что у вас появится общая реальность с последователями гомеопатического метода, и дикое отрицание превратится в понимание и, как следствие, признание её. Этим вы поможете многим своим пациентам, если, конечно, помощь является целью вашей работы.

И если у кого-нибудь из вас возникнет ситуация, когда официальная медицина окажется бессильной, вспомните о гомеопатии и нас, ваших коллегах – врачах-гомеопатах.

Декабрь 2008 г.
Буракова Ирина,
врач-гомеопат.