17
Вт, июль

Марина и Михаил

Мамские рассказы

Я мама замечательного, долгожданного и самого милого моему сердцу мальчишки Михаила.
Стараюсь в вопросах ухода, воспитания и развития придерживаться принципов естественного и осознанного родительства.
Как я к этому пришла?

Во-первых, приятный «наглядный пример» - подруги с детишками постарше, которые пришли к ЕР раньше меня. И второе, и, может, не менее важное – эти принципы очень хорошо легли на мои детские воспоминания и ощущения. То есть к моменту рождения сына я если не по всем, то по основным моментам уже четко сформировала свое мнение и поняла, что я хочу дать сыну, и от чего постараюсь его оградить.

В результате 42-недельной беременности, которую я вспоминаю с большим удовольствием (не был принят ни один выписанный «заботливой рукой врача из ЖК» препарат – обошлась народными и нетрадиционными, более безопасными с моей т.з. методами, не было сделано ни одно УЗИ, отказалась от некоторых других необязательных обследований и процедур), появился на свет наш сын.
Роды прошли не совсем так, как я рассчитывала - было экстренное кесарево сечение. Увы, приложить к груди в операционной сына мне не позволили. Первый раз грудь увидел Миша через два с половиной часа – на пять минут. И снова был унесен в детское отделение под чуткий присмотр медперсонала и капельницы.

Зато когда я вытребовала от врачей уверенность в стабильности состояния сына – это было на третий день (все это время мне приносили сына лишь эпизодически), никто не смог забрать его у меня обратно. Да и молоко пришло – необходимость в суррогате из бутылочки отпала. Было тяжело – Миша категорически отказывался менять уже привычную ему соску от бутылочки на родную «сисю». И, наверно, лишь моя железобетонная уверенность, что «Я БУДУ КОРМИТЬ ГРУДЬЮ», и отдельная палата вернули моего малыша к мысли, что грудное молоко – это вещь!

Про прививки не было даже и речи – с первоначальным настроем отказа от них, усугубленным нелегкими родами, я категорически исключила всякую возможность поставить их своему сыну.
Там же, в роддоме, мы и привыкли вместе спать – вполне естественным оказалось уснуть вместе после двухдневного противоборства «на «сисю» – дай соску». Спать вместе оказалось очень приятно и спокойно. И мне, и ребенку. А наш папа кроме того что не знает как это - пойти на работу не выспавшимся, да уже, наверное, и не вспомнит, когда мы его «нечаянно» будили по ночам. Секрет прост – ребенку, если его что-то беспокоит, главное – материнское молоко и мамино тепло. Остальное – второстепенное. А совместный сон как ничто другое помогает дать это ребенку без ущерба для матери.
С высаживанием мне помогла рекомендуемая литература и, конечно, внутренний настрой. Высаживаться мы начали после первого месяца – мне казалось сын слишком много «сигналит» и я  не могла понять, о чем именно. В результате наблюдений я смогла начать «ловить» сюрпризы, и дальше пошло легче. Конечно, не без «проколов». Но тот не ошибается, кто ничего не делает. Так, еще зимой мы начали тренироваться выходить без подгузников на улицу, а в конце апреля - начале мая окончательно их сняли.

В 5,5 месяцев начали облизывать «взрослую» пищу, в 6 – пробовать ее в микродозах. Сейчас Михаил старается не пропускать ни один взрослый прием еды, в перерывах появляется желание «кусочничать». Прикорм ребенка из взрослой тарелки стал хорошим поводом пересмотреть и свой рацион, и способ приготовления пищи для себя.
Рождение сына заставило о многом задуматься, многое переосмыслить. Ребенок воспитывает нас, мы становимся более чуткими, более уязвимыми и сильными одновременно. А эта непередаваемая радость материнства – разве может с чем-нибудь сравниться?

Марина